От наивности к безвыходному положению: как мелкие фирмы вовлекают в судебные разбирательства

J. A. Miller. From naiveté to desperation: when small companies enter into the judiciary system. Welding Journal, 2000, Nr. 10, pp. 35 - 37. 
Перевод Потапова В.А.

           Оценка  экспертом случая судебного разбирательства с участием мелких подрядчиков и его советы по поводу того, как в любом случае избежать судебного процесса.

           Различные программы правительства и крупных фирм по привлечению внешних исполнителей заказов представляют очень большой соблазн для небольших компаний. Казалось бы – чего лучше – получить заказ сегодня, а найти способы его выполнения завтра? «Ведь кто-то выполнял этот заказ, значит, все это не так уж и сложно» –так рассуждают руководители многих фирм, вступая на скользкий путь, ведущий от наивности к безвыходному положению. Возможное судебное разбирательство может и не коснуться основного заказчика. К тому времени он, вероятно, полностью выйдет из игры, вынуждая небольшие фирмы в цепи своих поставщиков разбираться между собой и выяснять, кто из них виноват в отмене заказов. В такое судебное разбирательство был втянут и автор статьи.

          Это дело началось с программы министерства обороны – как результат происшедшей когда-то поставки этому министерству молотков стоимостью 600 долл. (!). Раньше изготовитель комплексного оборудования сначала продавал правительству Соединенных Штатов свое изделие, а затем поставлял запасные части к нему.  При этом нередко случалось так, что эти запасные части производились субподрядчиком и поставлялись им изготовителю комплексного оборудования, который наклеивал на эти запасные части свои этикетки и увеличивая в несколько раз цену, продавал их правительству. Такие накрутки были иногда чудовищно высоки, однако производитель комплексного оборудования тем не менее нес значительные расходы, ощущал свою большую ответственность и обладал при этом определенным ноу-хау, что в некоторой мере, хотя бы частично, оправдывало эти накрутки. Все-таки производитель проектировал детали для запасных частей, разрабатывал технологический процесс их производства, отбирал, инструктировал и контролировал субподрядчиков. Он же и сертифицировал эту продукцию, подтверждая ее пригодность для предусмотренных целей. При возникновении проблем с обслуживанием агрегата изготовитель нес ответственность за поставляемое изделие. Тем не менее, подталкиваемое постоянными напоминаниями о 600-долларовых молотках, правительство решило избавиться от посредников и производить закупки напрямую у производителей. Так родилась программа разгрузки от посредников.

          Если бы правительство сделало именно так, как сказано выше, т.е. закупало бы запасные части для оборудования, выпускаемого производителями, непосредственно у их субподрядчиков, то не возникло бы никаких проблем. Однако в данном случае субподрядчиками стали те, кто предлагает самую низкую цену.  Как раз для таких запасных частей, к которым предъявляются повышенные требования, фирма, предлагающая самую низкую цену, это нередко та, которая обладает минимальным пониманием заявленных требований. В самом деле, нередко именно недостаточная квалификация заставляет фирму предлагать наиболее низкую цену за свои услуги.

          Деталь, о которой идет речь, – титановый корпус подшипника для авиационного газотурбинного двигателя. Его основными конструктивными особенностями являются очень жесткие допуски на внутренние опорные поверхности, в которых вращается выходной вал двигателя, а также необходимость подачи на эти поверхности строго определенного количества смазочного масла в строго определенной последовательности. Через масляные каналы в корпусе подшипника масло поступает к двум крохотным калиброванным отверстиям, через которые оно и распрыскивается. Точно так же работают подшипники в любом двигателе – как только к ним  перестает поступать масло, двигатель через некоторое время выходит из строя.

          Механическая обработка корпуса оказалась нелегким делом. Точность размеров внутренних диаметров подшипника необходимо было выдерживать в пределах
± 0,00025 дюйма (± 0.0064 мм). Диаметр калиброванных отверстий для подачи масла составлял 0,035 дюйма (0,97 мм), причем эти отверстия подвергались не только размерному контролю, но и функциональной проверке на расход масла и характер его струи. Диаметр проволоки, из которой были выполнены небольшие хомуты, тоже был равен 0,035 дюйма (0,97 мм). Сверлить такие отверстия в титане без соответствующей инструментальной оснастки довольно затруднительно.

          Подрядчиком, которого выбрало правительство, оказался сравнительно небольшой механический завод. Его основной деятельностью было выступление в роли субподрядчика для изготовителей огнестрельного оружия и других изделий неавиационного профиля. Судя по тому, что произошло на испытаниях, было весьма сомнительно, что данная фирма прошла хотя бы аудит у изготовителя комплексного оборудования на производство каких-либо деталей для авиационных двигателей.

          Однако правительственная команда аудиторов решила по-другому. Познакомившись с фирмой, она увидела, что та располагает требуемыми для производства предполагаемой детали станками. Вероятно потому, что аудиторы сами имели весьма приближенное представление об изготовлении этой детали, они не смогли оценить, насколько узким был опыт подрядчика.

          Как и следовало ожидать, опыт выбранного подрядчика был совсем невелик, и возникшие в результате ошибки и проблемы стали причиной срыва им срока поставок. В качестве примера таких ошибок следует назвать неправильное сверление калиброванных масляных отверстий. Эта  ошибка у производителя комплексного оборудования и его субподрядчика тоже происходила  раньше, но она не была фатальной. Несложная ремонтная процедура успешно производилась с одобрения правительства в течение многих лет. Она состояла в том, что это отверстие рассверливалось до диаметра примерно 0,050 дюйма (1,25 мм), корпус под давлением промывался не содержащим хлора растворителем с тем, чтобы удалить все возможные масляные отложения, после чего в атмосфере инертного газа отверстие наваривалось на толщину примерно 0,020 дюйма (0,5 мм) с использованием присадочного металла AMS4954. Затем полученное отверстие сверлилось заново. Главный подрядчик нашел сварочный цех, утвержденный изготовителем комплексного оборудования, для выполнения указанных работ по навариванию и проинструктировал соответствующих специалистов относительно порядка выполнения этой операции. В сварочном цехе не предполагали, что в результате могут возникнуть какие-либо проблемы и согласились выполнять эту операцию. Для получения разрешения от правительства основному подрядчику даже передали копию порядка выполнения технологического процесса. Казалось бы, нет ничего проще.

          Хотя соответствующий отдел снабжения министерства обороны в течение нескольких лет не возражал против этой ремонтной наплавки, те, кто в настоящее время отвечают за покупку указанного корпуса для двигателя, не хотели покупать его без выполнения дополнительных требований. Так, класс сварного шва был повышен с класса III до класса I. Возможно, в этом отделе ошибочно полагали, что шов класса I заведомо качественнее шва класса III, хотя это физически одинаковые швы, только с разными требованиями по контролю.  К методам контроля этих крохотных не несущих нагрузки швов, 90 % которых удаляется при сверлении нового отверстия, необходимо было добавить рентгенодефектоскопию. Кроме увеличения стоимости изготовления детали другого эффекта это не давало.

          Выполнить еще одно дополнительное  требование оказалось сложнее. От подрядчика на этот раз потребовали очистить деталь снаружи и прочистить ее внутренние каналы, погрузив для этого деталь в смесь азотной и плавиковой кислот, как это необходимо делать при получении несущих рабочую нагрузку швов у мелких деталей из этого материала.

          Когда главный подрядчик получил видоизмененную и утвержденную технологию изготовления детали, заложенный в ней замысел не был понят, и эта технология вместе с подлежащими обработке деталями была отослана в сварочный цех. В свою очередь эти детали из сварочного цеха переслали своему субподрядчику – в цех химической обработки. Ни правительству, ни основному подрядчику не было известно, что травление смесью азотной и плавиковой кислот приводит к удалению небольших, но существенных для детали количеств металла. В сварочном цехе и цехе химической обработки об этом было известно, но там не знали, что отверстия уже просверлены окончательно с соблюдением всех жестких допусков. Кроме того, их даже не проинформировали о наличии таких допусков. В цехе химической обработки детали, как было указано в технологии, пропустили через смесь кислот, затем отослали их обратно и получили по 15 долл. за каждую деталь.

          В сварочном цехе в свою очередь  выполнили ремонтную сварку, отослали детали для проведения рентгенографического контроля, после чего послали их главному подрядчику вместе со счетом по 1300 долл. за одну деталь.

          При окончательном контроле было обнаружено, что диаметр отверстия был завышен, возможно, вследствие травления. Главный подрядчик попытался заставить правительство Соединенных Штатов принять вину на себя и оплатить произведенные расходы. В таких случаях небольшая фирма обычно своего не добивается. В результате восьмимесячных споров правительство отказалось нести ответственность и отменило свои контракты с главным подрядчиком, который остался держателем всего комплекта заказов. В свою очередь главный подрядчик решил, что в его проблемах виноваты субподрядчики и предъявил им иск.

Подготовка к суду

          Истец подал иск на сумму 180000 долл., которая была вложена в детали плюс неоговоренный ущерб, вызванный потерей правительственного заказа. Дело рассматривалось без участия суда присяжных, потому что адвокаты сомневались, что смогут найти 20 присяжных, которые были бы компетентны в технических вопросах. Дело было назначено судье, который установил срок его рассмотрения и состав суда по согласованию с мэром того города, где должно было проходить слушание. Автор статьи проходил по делу как консультант и эксперт – свидетель защиты.

Судебное разбирательство

          Для любой используемой в самолете ценной детали требуется полная документация и возможность ее отслеживания по регистрационному номеру вплоть до первоначальной партии материала, из которой эта деталь была изготовлена. Основой для этой документации служит сопроводительная бирка, в которой указываются все требуемые для детали операции обработки и выполненные с ней контрольно -–измерительные процедуры. По заявлению адвоката истца, все эти бирки исчезли. Несмотря на все попытки объяснить судье важность  бирок, тот не поднял этот вопрос в процессе судебного разбирательства.

          Первым свидетелем истца был менеджер по качеству. Его свидетельское показание при первоначальном опросе было довольно неудачным. Он не смог даже сообщить, о скольких деталях шла речь. Адвокат истца в конце концов сам сообщил эти важнейшие данные: правительством было заказано 187 деталей по двум контрактам и подрядчик купил 200 поковок для выполнения их механической обработки. У первых 47 деталей был нарушен масляный поток, поэтому они не прошли приемочные испытания, и были исправлены. Истец, которому не удалось обеспечить требования о предъявлении  суду сопроводительных бирок, представил множество других документов. Показания свидетеля – менеджера по качеству при перекрестном допросе были опровергнуты, когда защитник использовал свои собственные записи, чтобы показать, что по меньшей мере 206 деталей было изготовлено и не менее 77 из них было забраковано по причине неправильного масляного потока или характера распыляемой масляной струи.

          Менеджер по качеству, которого попросили объяснить это противоречие, ответил угрозами защитнику и судья был вынужден успокоить его с помощью судебного пристава. После возобновления допроса свидетель сообщил, что просто ошибся в подсчетах. Теперь же он сказал, что закупил 250 поковок. Тогда его спросили, почему при заказе всего лишь на 187 деталей было закуплено 250 поковок (довольно дорогих) и подвергнуто механической обработке не менее 206 из них? Свидетель ответил, что оставшиеся после выполнения правительственного заказа детали они бы продали на коммерческих условиях.

          Изготовление какой-либо авиационной детали по заказу министерства обороны ни в коем случае не позволяет фирме продавать эту деталь на коммерческих условиях без специальной сертификации, осуществляемой Федеральным управлением гражданской авиации. Тем самым свидетель признал факт продажи несертифицированных и, следовательно, контрафактных коммерческих авиационных деталей. На вопрос защитника «Вы понимаете, что только что признались в тяжком преступлении?» свидетель не ответил, после чего был объявлен перерыв.

          После перерыва адвокат истца спросил свидетеля, какие детали тот имел в виду, отвечая на последний вопрос о продаже. «Болты для винтовок или что-то подобное» – был ответ. «Не корпуса подшипников или другие авиационные детали?». «Разумеется, нет. Ведь для коммерческой продажи любой авиационной детали всякий раз необходимо специальное разрешение». То, что о болтах для винтовок и подобных деталях ранее даже не упоминалось, для свидетеля не имело значения. При повторном перекрестном допросе он не давал никакого другого ответа, кроме приведенного выше.

          Другой свидетель допустил, что если он даже и просмотрел каустическое анодирование титановых деталей, то он просто не представлял, почему это анодироваие должно было быть сделано, и никогда не видел технических требований на анодирование.

          По мере дальнейшего развития дела выяснилось, что технологический уровень этого механического завода далеко не дотягивал до требуемого при работе с такими серьезными материалами и сложными технологическими процессами. Опыта обработки такого рода деталей у завода также не было. Возможно, технологическая документация и не была полностью утеряна. Вполне вероятно, она просто куда-то задевалась, пока детали переходили от одной операции к другой – на переделку, ремонт, переделку ремонта, доставку, в результате чего разработанный график и процесс обработки совершенно не соблюдался.

          После нескольких дней такого опроса судом свидетелей со стороны истца выкристаллизовались две основные причины, почему фирма - истец заявляла о своем предполагаемом ущербе:

1)    субподрядчики, производившие ремонтную сварку и химическую обработку деталей, следовали ошибочным инструкциям, которые главный подрядчик передал им от правительства и которые он должен был знать лучше субподрядчиков;

2)    субподрядчики не соблюдали в точности совершенно правильные инструкции, которые главный подрядчик передал им от имени правительства.

Защита

          Первым свидетелем защиты был эксперт по документации, требуемой в авиационной промышленности. Адвокат истца подошел к перекрестному допросу свидетеля, как бы пытаясь найти требуемую нить и потянуть за ее свободный конец, в то же время стараясь дать понять этому свидетелю, что ничего нового от него не ждет.

          При подготовке к следующему заседанию суда автор статьи вспомнил о предъявленных истцом суду отчетах по испытаниям потока масла. Эти отчеты были опубликованы независимой лабораторией в виде препринтов с копировальной бумагой, проложенной между копиями этих препринтов, отчего все эти копии должны были быть идентичными. Однако порядковые номера деталей были темнее других распечаток и, очевидно, были выполнены на другой машине. После телефонного звонка руководителю испытательной лаборатории было решено выставить его в качестве свидетеля на следующем заседании суда. Руководитель этой лаборатории принес с собой оригиналы отчетов об испытаниях деталей и на этих оригиналах отсутствовали порядковые номера деталей. Он заявил, что когда его лаборатория выполняла такие испытания для изготовителя комплексного оборудования, то детали всегда поступали с выгравированными на них порядковыми номерами и сопровождались списком этих номеров. Когда в лабораторию поступили от истца как бы уже готовые детали, но без порядковых номеров, то руководитель лаборатории позвонил истцу, сообщив ему о недосмотре и заявил,  что не может удостоверить результаты испытаний на неидентифицированных деталях. Истец ответил, что обработка деталей еще не закончена, результаты испытаний необходимы только в качестве ориентира и что ему нужно знать количество годных и негодных деталей, а затем он снабдит эти детали сопроводительными бирками или пометит их каким-либо другим образом. После завершения окончательной обработки готовые детали уже с порядковыми номерами будут возвращены в лабораторию для окончательной проверки и сертификации. Однако полностью готовые детали в лабораторию не поступили. Показания руководителя лаборатории были подтверждены оригиналами отчетов об испытаниях. Подложные документы были приобщены к делу истцом. При перекрестном допросе свидетель полностью подтвердил свои показания.

          Автор статьи был последним свидетелем защиты и первое, что он сделал – предъявил суду подробное графическое изображение двигателя и самолета, на котором этот двигатель установлен. Это дало суду реальное представление о том, насколько важна безопасность полетов и как опасно ее нарушать. Судья в ответ задал несколько вопросов, пытаясь выяснить противоречия, обнаруженные в этом деле.

Вердикт суда

          Вердикт суда не удовлетворил никого. Судья решил, что здесь, повидимому, произошла ошибка со стороны цеха химической обработки, поскольку правительством Соединенных Штатов было выпущено руководство по очистке, тогда как очистка наносила повреждения деталям. После длительной дискуссии по договорному праву и рассмотрения запутанной цепочки заказов на поставку и ответственности сторон судья сделал вывод, что ответственность в равной мере несут все три фирмы. Он не принял во внимание остальные требования главного подрядчика, решив, что только 47 деталей были спорными и присудил трем фирмам разделить между собой первоначальную стоимость этих деталей. Каждому из субподрядчиков придется выплатить по 14000 долл. По сравнению с судебными издержками сумма, которую нужно было выплатить по решению, была незначительной.

Уроки для мелких предпринимателей

          Итоги этого судебного дела позволяют мелким предпринимателям сделать для себя ряд важных выводов.

1.     Готовя предложение о выполнении подряда, не думайте, что если структура подряда находится, как Вам кажется, в пределах Ваших технологических возможностей, то Вы сможете изготовить это изделие. Ознакомьтесь со всеми техническими требованиями, на которые есть ссылки в чертежах и спецификациях, и тщательно разберитесь в них. Нередко важные документы теряются в массе малозначительных бумаг, посылаемых крупными организациями, и эти бумаги мало кто читает до тех пор, пока не становится слишком поздно. Если на какой-то документ имеется ссылка, а сам документ отсутствует, достаньте его. Если Вы сами этот документ не понимаете, наймите компетентного консультанта и заплатите ему за объяснение любую сумму, которую он запросит. Эта сумма будет намного меньше суммы,  которую Вам, возможно, придется заплатить за свое невежество и услуги адвокатов.

2.              Не ожидайте от агента по закупкам, работающего в крупной организации, должных знаний, советов и рекомендаций по изготовлению изделий. Это вне его компетенции. Его работа состоит в том, чтобы заставить Вас сделать это изделие как можно дешевле и обеспечить его поставку в договорные сроки. Информировать Вас о потенциальных проблемах, с которыми Вам придется столкнуться при изготовлении этого изделия, даже если он о них и осведомлен, не в его интересах.
           Несколько лет назад правительством США был заключен контракт с неким металлообрабатывающим заводом на изготовление несложной пластинки, фиксирующей лопасти турбинного диска двигателя вертолета. Сертифицированный материал для этой пластины был обозначен как материал М4140. Как заказчик, так и исполнитель заказа были уверены, что это означает сталь AISI 4140. Но это оказалось не так. Тогда обратились к изготовителю комплексного оборудования, у которого имелась ссылка на спецификацию материала М4140. Это оказался совсем другой материал. Только после нескольких катастрофичных отказов двигателя вертолета кому-то пришла в голову мысль проверить спецификацию на материал М4140.

3.              Прежде чем заявить цену контракта, убедитесь в том, что Вы полностью разобрались с каждой ссылкой на чертежах, даже если эти ссылки кажутся для Вас вполне очевидными и если агент по закупкам убеждает Вас не беспокоиться о каких-то пустяках. Все равно беспокойтесь.

4.              Работающая по отдельным контрактам небольшая фирма должна отбирать своих заказчиков так же тщательно, как она отбирает своих субподрядчиков. Одно из противоречий рассматривавшегося выше дела состоит в том, что сварочная фирма знала репутацию главного подрядчика и никогда не заключила бы с ним какого-либо контракта на выполнение работ. Однако эта фирма просто согласилась выполнять ремонтную сварку и не ожидала при этом никаких проблем. Это была первая ошибка фирмы, все остальное стало результатом этой ошибки.

5.              Если Вы идете в суд, то основными спорными вопросами дела будут процедуры, требуемые для получения приемлемого продукта. Эти процедуры не будут разъяснены в судебном порядке. Состязающиеся  между собой адвокаты, старясь утопить друг друга, могут только затуманить технические вопросы в этом деле. Та и другая сторона, возможно, будут рассматривать создание путаницы в суде как свое главное оружие. Это делает судебную систему почти игрой случая и независимо от того, насколько Вам кажется выигрышным ваше дело, никто не может предсказать его исход. Самое большее, на что Вы можете надеяться, даже если выиграете процесс, это то, что выставленные адвокатами счета не доведут Вас до банкротства.

6.              Хотя этот вердикт, казалось, был направлен на ограничение ущерба, нанесенного любой из небольших фирм, по сути это было совершенно несправедливое решение. Судья не принял во внимание фальшивые и отсутствующие документы, а также противоречивые свидетельства и, возможно, лжесвидетельства, представленные истцом. Рассматривая все три стороны, представленные в суде как одинаково внушающие доверие, он молчаливо соглашался с поведением истца и его адвоката. Этот тип вердикта, неудовлетворительный компромисс, показывает, что нужно с самого начала делать все возможное, чтобы избежать судебного разбирательства.

 [На главную (homepage)]   [Статьи (Articles)]    [Выставки (Exhibitions)]   [Архив]
  [Ваши коллеги (Your colleagues)]   [Услуги (Services)]    [ Нам пишут и о нас пишут...(Letters to us and about us)] 
[Обозрение изданий (систематический каталог- Review of editions (systematic catalogue)] [
О создателях]        
[ Тематический каталог (Thematic catalogue)
]
  [Поиск по сайту (search)] [Информация о сайте (about web-site)]

Обновлено 15. 11. 08

Замечания по сайту Вы можете отправить веб-менеджеру Потаповой Г.С.  stankoinform@mail.ru